Previous Entry Share Next Entry
Некоторые публикации Преснякова М. А.
max_presnyakov


Некоторые публикации Преснякова М. А.

Некоторые отрывки из статьи, опубликованной частично в журнале "Наука и Религия" в сентябрьском номере за 2008г. Некоторые публикуемые здесь отрывки не были влючены в печатный вариант статьи.

 

По гиперборее

 

                Мысль посетить этот заповедный край у меня возникла ещё в 2001г., но среди моих хороших знакомых трудно было отыскать хотя бы одного попутчика, а идти в первый раз в заполярье в одиночный поход я не  решался. Будь на то только моя воля, я добрался бы и до Груманта (Шпицбергена), поскольку уже давно очарован красотой Севера. Устремляясь мечтой на Кольский полуостров, мы с товарищами даже записали в рамках нашего большого проекта музыкальный альбом «Праздник на Сейдозере», наполненный шаманскими звучаниями (с использованием варганов, ловцов духов, горлового пения и т. п.). И наконец в августе 2005г. двое  ребят, Кирилл и Вадим, из учащихся Художественного Колледжа, в котором я работаю, отправились со мной на Кольский полуостров. Варианты маршрута мне помогал разрабатывать Павел Титов, не раз бывавший в этих местах и сделавший множество наблюдений: как стремительно мелеет и почти исчезает озеро Маннепахк во время затяжного дождя, как возникает около горизонта солнечное гало, в то время как само солнце скрывается за горизонтом. В идеале мы собирались дойти до оз. Райявр, но в результате уже в ходе похода ограничились более скромными рамками, хотя впечатлений и поэтических вдохновений и так оказалось достаточно.

        Скальный проход, по которому обычно пролегает маршрут к Сейдозеру, встретил нас хмурыми низкими быстро летящими густыми облаками, в которых скрывали вершины серых утёсов, уходящих вверх почти вертикально. И мы любовались этой суровости пейзажа.

        На карте, изданной в Санкт-Петербурге, указан природный фон на перевале - 50 (и более) микрорентген в час. Зная это, я взял с собой дозиметр и производил регулярно замеры фона. Поскольку в первый же день мы попали под дождь с ветром, который нас почти сдувал с тропы вместе с тяжёлыми рюкзаками, подгоняя и подталкивая в то же время вперёд, мы время от времени искали  среди больших камней убежища для кратковременного отдыха. Замерил я, конечно радиоактивный фон и около скважины-источника перед перевалом. Здесь фон был понижен, и мы утолили жажду, и взяли немного воды с собой. Думаю, следует предупредить идущих через перевал: наиболее удобное убежище-домик с «крышей» перед крутым подъёмом, находящееся по ходу справа и представляющее собой нагромождение из нескольких обломков «фонит» на 100 микрорентген в час, а на полянке удобного отдыха у тропы в том месте, где резко заканчивается крутой спуск после перевала  и находится кострище «фонит» на 70-80 микрорентген в час.  В остальных местах вдоль тропы через перевал, где я производил замеры, фоновая радиация  держалась в пределах  40-50 микрорентген в час, даже и в 10-20 метрах от указанных  двух предполагаемых мест отдыха. В других точках нашего маршрута она не дотягивала и до 40. Насколько я знаю, существуют наблюдения о воздействии на человека небольших доз радиации, которые могут усиливать «сновидческие» и проявлять другие скрытые, в том числе мистические потенциалы. Таким образом, некоторые "места силы"  могут быть приурочены к зонам с умеренно повышенным природным радиационным фоном.

        Первую свою ночёвку, укрывшись от бури за массивом перевала, мы сделали, не доходя до Эльморайока. Сидеть просто так на открытом ветру и разводить огонь даже здесь, где напор стихии сильно гасился массивом перевала, было невозможно, и мы соорудили навес из толстого полиэтилена. Всю ночь кто-то будто буквально пытался сорвать нашу палатку и утащить куда-то вдаль, наверное к Сейдозеру. А с утра проходящие мимо рыбаки нам сообщили, что вчера под вечер был почти ураган. Посмотрев на солнечное небо, по которому бодро бежали пышные и порванные ветром облака и посовещавшись, мы решили идти не тропой вниз, к речке и озеру, а через гору Карнасурта к живописным озёрам на соседнем перевале, плохо, или лучше сказать - почти не обозначенным на карте, из череды которых берут начало два ручья; один из них впадает в речку Светлая в её  верховье. Уже не на перевале, а выше - по склону горы Карнасурта, открывается великолепный вид в сторону Сейдозера с чередой балок и каньонов (о чём мы знали заранее), с ягелевыми полянами на первом плане. В ходе этого подъёма, уже несколько вдали от торной тропы, пролегающей через перевал, наше внимание привлекла череда холмиков, на которые мы поднимались один за одним. Когда на вершине первого обнаружилась каменная плита в виде  утопленного в материк куба с рёбрами около метра.

        Значительно ближе к плоской вершине горы около старой размытой потоками воды дороги, ведущей вверх, по которой стекал ручей, мы заметили камень с изображением на одной из почти вертикально расположенных граней. На сероватой неровной  плоскости довольно небольшого обломка слегка, но отчётливо был заметен хорошо читаемый знак (рис.3) размером приблизительно  10 на 8 сантиметров, который мы даже не стали фотографировать, поскольку решили, что всё равно ничего не получится. Знак выделялся чуть более светлым тоном и как будто почти не  заметным заглублением. В самих чертах знака поверхность камня была таковой, что, как можно было рассудить, не была покрыта ничем, похожим на лишайник или краску. Знак имел такой вид, что будто запечатлён в самой структуре камня, и потому с первого взгляда приходила мысль о геологическом образовании. Мы подумали, что нечто подобное ещё встретим. Но ни до этой находки, ни после в течение всего похода (а мы как художники любовались скалами и камнями) ничего похожего по структуре или цветовым характеристикам, хотя бы просто чёрточки или пятна любой формы и размера, мы не обнаружили.

        Позже было ещё много впечатлений. Нам попадались неширокие трещины, вертикально уходящие вглубь горы. Уже на вершине мы три раза оказывались внутри налетающей тучи в густом холодном тумане и под градом со снегом (перепад температуры от +16 до 0 за какие-то несколько минут и обратно); даже среди голых камней наверху на самой плоской вершине горы среди голых каменистых россыпей, когда не было дождя, на нас налетали тучи комаров и мошкары; под  вечер мы аккуратно съехали по толстому неожиданно розовому от каменной пыли и длинному как язык снежнику к озёрам; рисовали на следующий день на перевале, сделали по одной акварели; убедились, что даже из сухого старого лежалого в тундре дерева даже и на такой небольшой, по обычным меркам не "горной" высоте почти невозможно разжечь костёр. На том же перевале было немало одиноко лежащих крупных камней, но одно место было особенным: из почти горизонтальной плоской, отшлифованной льдами и ветром скалы выступало нечто вроде большой наковальни, составляющее одно целое со скалой. В её неровных очертаниях можно было угадать и трон, и жертвенник... Если вдуматься, то эта нехитрая каменная скульптура с плоским верхом была удивительна по своему. Этот скальный выступ весь был "изъеден" стихиями, обнажилась его слоистая структура, но он устоял, хотя вся остальная часть скалы была ошлифована напрочь на сотни метров вокруг. И сколько человеческих поколений он ещё переживёт!

Когда мы устраивали днёвку на небольшом обжитом (имеющим плоскую утоптанную полянку и кострище) полуострове на южной стороне озера Светлого, то почувствовали, как будто в этом месте силы от отдыха не прибавляются, а убывают. Пока я писал этюд, ребята решили сделать вылазку в сторону главенствующего над озером утёса, но быстро вернулись, когда оказалось, что под ногами всё больше и больше белеет каких-то костей.

        В дальнейшем обратило на себя внимание то обстоятельство, что на седловине между горами Куйвчорр и Куадеспахк ближе к горе Кэулнюн при переходе от озера Светлого к озеру Щучьему компас у нас показывал не «Север-Юг», а почти что «Запад-Восток»,  в густом облачном тумане (пропитанным струями непрерывного дождя, временами переходящего в мокрый снег) мне удалось это вовремя обнаружить и пришлось угадывать азимут выхода к балке ручья Суолуай (с тропой вниз) по направлению постоянного ветра, а не опираясь на направление стрелки компаса. Если мы бы не вышли к балке, то оказались бы на склоне какого-нибудь из плавно переходящих в высокие скальные обрывы мокрых травяных спусков. Вид Сейдозера грандиозен и незабываем как сверху, так и от кромки воды, тем более с гуляющими большими пуховиками тумана и отдельными облачками,  особенно под суровый протяжный грохот дальнего камнепада. Мы даже не сразу смогли понять масштаб открывавшейся нам через просветы облаков и тумана картины.

Находясь на маршруте, ребята останавливались то и дело и восклицали: «Сказочное озеро!» или «Сказочная гора!», и, думаю, были правы. Когда по петляющей узкой тропе, зажатой между чахлыми, но крепкими стволами берёзок, мы поднимались к перевалу, то нам встретилась двигающаяся в противоположном направлении, то ест навстречу нам, группа, которая была снаряжена собранными «тайменями». Женщины несли только огромные походные «многолитровые» рюкзаки, а мужчины были нагружены собранными байдарками, поверх которых были укреплены ещё и впечатляющих размеров ещё более «суровые» рюкзаки. Ступенчатость тропы, постоянные глубокие выемки между камнями во всех местах, где мы проходили, даже вдоль озера, и небольшое расстояние между боковыми стволами сильно искривлённых в этих местах деревьев создавали препятствия даже при нашем передвижении, что же было говорить про эту группу! Цепочка людей то и дело надолго останавливалась. Эта встреча произвела на нас очень большое впечатление. Какое упорство, какая целеустремлённость!

       В посёлке Ревда мы беседовали с Андреем, который сказал, что работает в местной спасательной службе, и он рассказал нам про местное "неведомое" существо, Афоньку, который может запросто оторвать мотор от моторной лодки у рыбаков, и от которого практически нет спасения, если он разойдётся по-настоящему. Рассказал Андрей и о том, как пропадают люди на перевале, и о том, что недавно в горах обнаружили летом замёршую насмерть группу туристов. И это летом, при стабильно положительных температурах воздуха! Я тогда пообещал Андрею выслать фото, но потерял по дороге его (записанный на бумажке) адрес. Пусть уж он меня простит.

        И вот я оказался опять в долине Эльморайока. Вокруг бродили гигантские ящеры. Какие-то паслись небольшими стадами, какие-то пробегали по одиночке. Те, кто пасся, явно не обращали внимание на моё присутствие, а те кто рыскал в одиночку, смотрели по сторонам более зорко. Я старался пробираться расщелинами между глыбами, временами выглядывая из-за камней. В первую ночь мне удалось отыскать очень узкую щель, и меня никто не обнаружил. Когда же стали сгущаться вторые сумерки, я, пробираясь весь день к выходу из долины в высшей степени осторожно, а потому медленно, был уже в другом месте, и узких проходов между камнями здесь не было. И тут меня заприметило существо размером с маленького слона. Но его отвлёк ещё более крупный и, насколько можно было понять, ещё более агрессивно настроенный ящер. Я кубарем скатился на небольшой пятачок за камнями, но даже из этого углубления было слышно и отчасти видно как в жестокой схватке сцепились несколько огромного размера особей. Те, кто помельче, в панике разбежались. Два ящера почти нависли надо мной, потом, занятые борьбой не на жизнь, а на смерть, в результате резкого броска оказались уже сзади. Я прижался к выемке между двумя наиболее крупными камнями, в надежде, что если на меня случайно навалится поверженная туша, то хотя бы не раздавит, и я, может быть, по каменной щели смогу выбраться наружу… Когда звуки стихли, а мрак сгустился настолько, что камни превратились в пятна, я попытался привстать. Уж больно тихо стало вокруг. Подозрительно тихо. И через какое-то время я отчётливо понял, что пятна вокруг - это не камни а тумбы, стеллажи и шкафы моей комнаты, а светлое пятно вверху - не тусклое небо, а белёный потолок. Так я посидел некоторое время, приходя в себя после путешествия, а затем пошёл хлебнуть чайку на кухню. Вот теперь я уже точно был дома…

       

 

 

Пресняков М. А.

2007г.
В журнальном варианте были опубликованы и несколько этюдов из того памятного путешествия, но далеко не все.
 Картина "Гиперборея. Нинчурт." 2006г. х.,м 70х100
  Этюд "Ольмарайок."2005г.картон,масло,18,7х26,7
 Этюд "Озеро на перевале.Близ горы Пялкинпорр."2005г.картон,масло,20,5х28.
 Этюд "Озеро Светлое."2005г.картон,масло,14,7х28,1
 Этюд "Сейдозеро.Вид на гору Чивруайлатв".2005г. картон,масло,15,1х29
 (обложка к муз.альбому) "Праздник на Сейдозере".2001г.бум.,тушь,перо.21х31,7
 Этюд "Ловозёрские перевалы.Вид в сторону горы Куйвчорр".2005г.бумага.акварель,24,4х36,9





В начале 2009 г. вышла в свет книга Б.А. Дехтерёв "Беседы о композиции", автором-составителем, редактором и автором некоторых статей в которой является Пресняков М. А. Это второе издание, выпущенное Пресняковым М. А. Первое издание -- его авторское оригинальное пособие по специальному предмету ПЕРСПЕКТИВА, вышедшее в 2004г. на базе учебного заведения г. Рязани, в котором он преподавал -- МОУК Художественный Колледж ДПИ.

 Б.А. Дехтерёв

 

БЕСЕДЫ О КОМПОЗИЦИИ

 

 

 

 

 

На первой странице обложки Б. А. Дехтерёв на фоне своей картины «Данко». Б. А. Дехтерёв известен своими многочисленными работами в оформлении книг, но мало кто знает, что он писал и станковые картины, а ещё меньше людей видели эти работы воочию, поскольку эти картины очень мало  репродуцировались и практически не участвовали в выставках. Над картиной «Данко» Б. А. Дехтерёв работал в течение многих лет, но красками она начата не была. То, что видно на фотографии – это тщательно сделанный подготовительный рисунок углем, который, по сути,  является самостоятельным произведением и, насколько известно, находится как и его остальные работы в собственности наследников этого выдающегося художника.

 

 

Б.А.Дехтерёв (19081993)

БЕСЕДЫ О КОМПОЗИЦИИ

Теоретическая работа

Воспоминания и фрагменты  лекций

Б.А.Дехтерёва

в записях его бывших  учеников

 

Вспомогательное пособие по дисциплине

«композиция»

 

г. Рязань

МОУСПО Художественный колледж  ДПИ

2006 г.

 

       

Пресняков М. А.

г. Рязань

В журнале ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ШКОЛА №2(29) за 2009г. опубликована статья Преснякова М. А. "МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬСЯ ТВОРЧЕСВУ?"
В журнале ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ СОВЕТ №3 (67) 2009г. опубликована статья Преснякова М. А."ЭСТАФЕТА МАСТЕРСТВА"
, посвящённая 60-летнему юбилею мастерской книги в институте, 100-летнему юбилею Б. А. Дехтерёва и выпуску упомянутой книги по композиции.  Месяцем позже сдругая статья, посвящённая тем же событиям вышла в журнале  "ЮНЫЙ ХУДОЖНИК" 


?

Log in